Вітаємо Вас, Гость
[ Нові повідомлення · Участники · Правила форуму · Пошук · RSS ]
Сторінка 1 з 11
Форум » Наша творчiсть » Творчі доробки керівника студії І.Годенкова » И.Годенков. Буду ли я стрелять? (Из "Утренней поверки") (Публицистика. Из книги "Утренняя поверка", Киев, 2016)
И.Годенков. Буду ли я стрелять? (Из "Утренней поверки")
AvtorДата: Субота, 19.03.2016, 23:00 | Сообщение # 1
Offline
Генерал-полковник
Группа: Администраторы
Сообщений: 1566
Репутация: 0
БУДУ ЛИ Я СТРЕЛЯТЬ?..
…Вчера меня назвали бандеровцем. Меня, родившегося в России и почти половину жизни прожившего там. Мои предки жили на хуторах Тверского края, ходили лесами Смоленщины, хорошо знали Псковские реки и озера, воевали за Россию в Империалистическую, Гражданскую и Финскую, защищали Брестскую крепость и с гордостью показывали внукам ордена за Великую отечественную… Я родился в Советском Союзе, моя сестра и мои друзья учились в Киеве. Теперь сестра предостерегает меня поменьше высказывать отношение к происходящим событиям, а то российские власти могут сделать меня «невъездным», и я не смогу увидеть старенькую маму, сестру с племяшом, и других родственников, а также свою малую родину, где, как говорится, «мой пуп зарыт»… Один друг вообще перестал общаться, другой, тот самый, что закончил наше КВЗРИУ, назвал «бандеровцем» и сказал, что я, наверное, уже больше не приеду в Россию, из-за страха, что там с таким бандеровцем будет особый разговор… (Впрочем, вопрос такого вида, с подковыркой и некоторым превозношением, мне задавал и один «товарищ» здесь, на Украине, совсем недавно, после того как известные события закончились победой, правда, непредвиденно для него: «Ты еще не уехал в Россию?» И в ответ на мой недоуменный взгляд: «А что, имеешь полное право».)
Да, я имею право. Как человек. Право ехать и идти туда, куда меня ведет сердце. Говорить то, что считаю честным, правдивым и правильным. Извиняться, если ошибался. Поступать так, чтобы не сосало под ложечкой, где, как говорят, находится совесть. Сказали бы еще, где Честь находится, те, кто напрочь о ней забыли, обманывая безбожно, поступая бесчестно, бесстыдно, бессовестно. Они белое называют черным – и наоборот, и главное, уверены в том, что они правы… Вот только как их убедить, что «бандеровцев» таких, как я, у нас сорок пять миллионов? Как им сказать, что у нас события развиваются не по американскому сценарию (и не по российскому – тоже, как бы они ни хотели этого), а по Сценарию Божьему? Как им помочь снять черные очки с сердец и показать, что ввод российских частей в Крым под придуманным названием «Самооборона Крыма» - самое обыкновенная интервенция чужого государства, причем братского и самого близкого по родству, культуре, вере?..
Кто-то из моих друзей, общаюшихся с друзьями из России, и несколько в самой Российской Федерации, говорят: бесполезно, не пробиться, такое ощущение, что все зазомбированы. Одна женщина сказала, что уверена в том, что по российским каналам в передачах используется техника внушения двадцать пятого кадра, массово. Кто отдал команду на ее использование? Тот же, кто и на вторжение в Крым, имея в виду победный блицкриг по всей Украине, с захватом Киева, подавлением Майдана, расстрелом новой власти и нового народа? А думал ли он, что такие действия фактически толкают планету к мировой войне? Или он уже не думает, за него думает кто-то другой, отдавая ему команды и сознательно и целеноправленно ведя планету к самоуничтожению?
Сколько раз я в эти дни слышу ироничную, и в то же время радостную фразу, что, мол, спасибо Путину за то, что помог нашему народу стать народом! Что такие чудеса героизма и патриотизма показывают наши молодые солдаты и офицеры в Крыму! Что возле военкоматов выстраиваются очереди мужчин всех возрастов, которые готовы добровольцами идти защищать независимость нашей страны!..
Помню, на следующий день после вторжения в Крым российских войск мне позвонил друг, мы взволнованно и возмущенно говорили о произошедшем, и вдруг в разговоре прозвучал вопрос, которого я подсознательно боялся больше всего. Суть его заключалась в том, буду ли я, гражданин Украины, но русский по национальности, стрелять по русским ребятам, которые могут после Крыма добраться и до нас сюда? Я молчал… Молчал, потому что сам боялся дать себе этот ответ. Там, с той стороны, могли быть и мои племянники, и двоюродно-троюродные братья, и друзья детства, и однокашники по институту, и сослуживцы по армии… Как я, каждый год, а то и два раза в год приезжающий на родину в среднюю полосу России, активно общающийся с земляками, обсуждающий их проблемы, помогающий им и принимающий помощь от них, считающий их своими братьями, причем всех без разбора, потому что и они и я родились на одной земле, как я могу в них стрелять?!. Я молчал… Тогда друг, как бы помогая мне найти ответ, а может, как-то оправдать себя или хотя бы прилично выглядеть перед ним, произнес: «Ну, да, ты же давно уже снят с воинского учета…» Имея в виду что-то типа: «Если б еще стоял на учете, тоже пошел бы сейчас в военкомат, получил бы оружие и соответственно – применил бы его при необходимости». И значит – стрелял бы. По братьям, племянникам, сокурсникам и сослуживцам, землякам, просто русским людям – братьям-славянам!..
Господи, как сдавило мне голову, как сжалось мое сердце! Я молчал, но я знал, что ответ я должен дать. Обязательно. Не другу, нет – себе, своей совести, по большому счету… Как болело все, как рвалось что-то в мозгах, как останавливалось сердце – и потом возобновляло свое биение, дыхание исчезало – и появлялось вновь, как вся грязь поднималась с глубин души – и внезапно куда-то исчезала… И вдруг откуда-то из глубин сердечных пришел ответ, точнее, не ответ, а знание ответа, принесшее облегчение и уверенность в том, что этот ответ – единственно правильный. Я сказал себе, и готов был повторить каждому, кто спросил бы меня об этом: «Я не буду стрелять в своих братьев, я не возьму в руки оружие – но я грудью закрою от захватчиков свою страну. Я выйду на боевые позиции – чтобы умереть за Украину! У меня нет другого выхода, и другого выбора. Я не могу делить братьев и сестер на более любимых и менее... Я не хочу, чтобы по моей вине плакали их матери – подруги и родственницы моей мамы. Я не хочу, чтобы их дети проклинали мою мать – такую же россиянку – за то, что она дала жизнь мне, убийце их отцов. Может быть, мой племянник или троюродный младший брат, или сын моего одноклассника, или внук сокурсника узнает, в кого попала его пуля, и хоть так ему станет стыдно и больно за то, что он выполнял дурацкие приказы своего больного президента…
А может быть, он, узнав, не выстрелит в меня, опустит оружие и… уйдет домой, забрав с собой своих товарищей?.. Это, конечно, из области фантастики, но сколько чудес я уже видел за последние месяцы. А вдруг?» Я так ярко видел в воображении эти события, что не было ни капли сомнения в том, что именно так и следовало поступить…
Когда друг, задававший утром такие «неудобные» вопросы, заехал ко мне на работу, и услышал этот ответ, он только молча кивнул головой и обнял. Он понял меня. Не поняла сестра, которая сразу же прислала письмо с приглашением срочно приезжать в Россию, бежать от бандеровцев, а на информацию про войну и скорое объявление мобилизации скептически хмыкнувшая. Когда я поделился с ней принятым решением, пытаясь пробиться к сердцу сквозь навешанную на нее из их зомбоящиков информацию – в ответ услышал, что у меня поехала крыша, что я – больной! Друг сказал больше: я – бандеровец…
Самое интересное и поразительное было вечером. Я, сдерживая слезы, смотрел телехронику из Крыма, когда наши ребята из летной бригады – БЕЗОРУЖНЫЕ, со знаменами Украины и боевым флагом части времен Отечественной войны, под пение гимна Украины шли строевым шагом на автоматы и пулеметы российского спецназа, оцепившего их часть. Те стреляли в воздух, кричали, что сейчас откроют огонь по ногам, и, действительно, были готовы сделать это (я видел их злые, растерянные и испуганные лица), но не успели: ребята уже подошли впритык и начали разговор. По-мужски. Напоминая о чести офицера и совести человека. И они имели на это право, потому что сейчас доказали свою честь и достоинство, не побоявшись умереть под пулями своих «братьев-славян» из «братского народа». И те, наверное, что-то поняли, не могли не понять, потому что пропустили на аэродром наших ребят…
А я, я вспоминал сегодняшний разговор с другом, полученный ответ на волнующий вопрос, и улыбался, вытирая слезинку с глаз: «Да, можно и без оружия защищать свою Родину! Украину… Хотя лучше с оружием. А еще лучше – не защищать, а просто стоять на страже ее рубежей!..»

Март 2014г.
 
Форум » Наша творчiсть » Творчі доробки керівника студії І.Годенкова » И.Годенков. Буду ли я стрелять? (Из "Утренней поверки") (Публицистика. Из книги "Утренняя поверка", Киев, 2016)
Сторінка 1 з 11
Пошук:

До нас заходили
Учасники: