Вітаємо Вас, Гость
[ Нові повідомлення · Участники · Правила форуму · Пошук · RSS ]
Сторінка 1 з 11
Форум » Наша творчiсть » Проза » Наталья алымова . ФОРА ИЛИ КОШКА ЛЮСЬКА
Наталья алымова . ФОРА ИЛИ КОШКА ЛЮСЬКА
AvtorДата: П`ятниця, 03.07.2015, 19:56 | Сообщение # 1
Offline
Генерал-полковник
Группа: Администраторы
Сообщений: 1566
Репутация: 0
Глава
ФОРА ИЛИ КОШКА ЛЮСЬКА

Еще уход Джека был на слуху, как по коридорам комбината начала ходить симпатичная длинноногая кошечка камышовой породы с красноватым отливом шерсти. Кошки вооще все красивы, но эта была особенно хороша.
- Чья это? У нее есть имя?
- Да одного скульптора… Вроде имени нет – кто-то Люськой назвал, так ее и зовут…
Кошки в отличии от собак, крайне ненавязчивы. Поэтому, пока она не освоилась и не вошла в фазу взрослой особи, ее почти было не видно. Заметна она стала, когда понесла первое потомство и, как и все матери, начала активно заявлять о себе и своем будущем семействе. Как и все кошки, она себя считала хозяйкой всех четырех этажей творческого пространства и была вхожа к любому, кто открывал ей дверь. В первом помете был один котенок, его отдали и Люська продержалась почти год, но март сделал свое кошачье дело, и она опять понесла. На этот раз брачный период был бурным. То там – то здесь из углов выскакивали кошаки, гнусявым голосом зазывая ее на спаривание. Все этажи наполнялись брачными песнопениями, все углы благоухали едким запахом меток, в коридорах и туалетах начали появляться кошачьи экскременты, как бы говорящие: «Я здесь хозяйка». Терпение местного начальства лопнуло однажды и вопрос стал ребром: «Срочно избавиться от кошки».
Художники – существа медитативные, что им до земных проблем? Они вообще не видят в этом ничего такого: «Ну, кошка… ну загуляла… ну котята… ну и что?».
А вот арендаторы начали возмущаться – солидные клиенты несовместимы с кошачьими экскрементами. Мол, не в пещере находимся и не на скотном дворе… что это зверинец? В общем, клиенту подавай стиль «Евро». «Арендатор всегда прав» - это негласный закон. Здание существует за счет арендаторов.
По тому, как кошка округлялась, можно было предположить, что потомство будет многочисленным. Она плыла по коридору, заходя в гости к тем, у кого обычно подъедалась и даже не подозревала, какие страсти разгорались вокруг ее скромной персоны. Выход был и имя ему – стерилизация. В общем, это то, что убирает все нежелательные следствия. А нет следствий – нет причины для беспокойства. Было одно «НО» - у Люськи был хозяин, с которым необходимо было посоветоваться. Возможно, потому что Лизе пришло осознание того, что кошка – их фора. Что не дать ее в обиду – экзамен всех неравнодушных в комбинате, она решила выйти с хозяином кошки на контакт. Взяв его телефон у дежурной, отважилась взять на себя роль сердечного стимулятора. На повышенных тонах она объявила Василию, что события вокруг его кошки концентрируются не по дням, а по часам. И это было действительно так. Выведенный из себя пассивностью окружающих директор, вышвырнул из фойе весь нехитрый кошачий скарб: пару пластиковых крышечек для корма и емкость для воды.
- И чтоб я этого больше не видел, - в лицах описывала ситуацию дежурная:
- Если не разберетесь с кошкой – завезу и знать не будете… Так и сказал…
- А, он на месте?
- Да. У себя.
В общем-то, Антон Петрович был человеком неплохим, просто должность собачья, когда все претензии – к нему. Лиза видела в нем человека, добровольно согласившегося на роль крайнего. В общем-то его выдержке можно было позавидовать, учитывая, что контингент, с которым ему приходилось работать – художники, а значит, люди из другого измерения, не совсем реальные. Отношение к своим прямым обязанностям у них развито очень вяло, а вот высокомерно поставить на место – это всегда пожалуйста.
- Здравствуйте…
Лиза вошла в личный кабинет Петровича, где он восседал вместе с бухгалтером Татьяной.
- Здравствуйте, Лиза,- мягко поздоровался он.
- А я к Вам, - обратилась Лиза к директору:
- Что это вы агрессивничаете? Чем Вам Люська так не угодила?
- Какая Люська? – очевидно, он не знал имени кошки.
- Кошка скульптора.
- А, Василия… Я же его предупреждал… И вы даже не представляете, что бы было, если бы я начал агрессивничать…
- А что произошло?
- Она гадит в коридоре, арендаторы жалуются – а Вы сами знаете… - вмешалась Татьяна.
- Где Василий? – подхватил Антон Петрович:
- Почему Вы сюда пришли?
- Василий в командировке. Будет через пару недель. Мы уже договорились с волонтерами о стерилизации. А Вы знаете – нет инстинктов – нет проблем, как и у людей. Кошку обидели – вот она и мстит. Просто так животное не будет гадить, где попало.
- Хорошо… Пару недель я подожду…
Нет бы Лизе поблагодарить – и уйти, но ее внутренний проповедник уже прыгал на кончике языка и просил слова.
- А, вообще-то, я вот что хотела сказать… За три года в комбинате погибло три животных: Дашка, Яшка и Джек. Это говорит лишь об одном…
- О чем же? – Петрович слегка напрягся, как бы ожидая удара – это было привычным для него делом.
- Да мы все – сволочи…
Вывод Лизы отличался лишь тем, что она не вычеркнула из списка и себя. Он не был оскорблением, скорее, выражением безысходности, криком души. Лиза вышла, не желая продолжения разговора. Тут же пересказав основную канву, обступившим ее почитателям Люськи.
Перед отъездом Василий роздал котят, и у осиротевшей кошки началась тяжелая форма мастита. О чем и узнала Лиза сразу по приезде с дачи. Началась летняя «мигалка», и она выхватывала события фрагментами, живя везде и нигде. Сказал об этом Виктор, которого Люся негласно назначила на ИО Василия. До отъезда этим заместителем был ее Павел. Поэтому-то и Лиза посчитала, что вмешательство в судьбу животного – ее прямая обязанность. Виктор держал авторемонтную мастерскую на первом этаже здания – его двери были всегда открыты. Там Лиза и нашла вялую кошку с потухшими глазами.
- Я звонил знакомому ветеринару, он сказал, что нужны уколы и компресс из магнезии, иначе… - Виктору не хотелось заканчивать фразу, тогда бы она звучала, как приговор.
- Ну, уколы, вряд ли… А вот, компресс более реально. Завтра сделаем, - сказала Лиза, прощаясь.
Ее хватило только на то, чтобы дойти до аптеки. Подумав о том, что животное будет страдать еще ночь и пол дня, она купила ампулы с магнезией, бинт и вернулась в мастерские. Виктор дежурил в ночь, и Лиза понимала, что лучшего медбрата, чем Виктор, и представить невозможно.
- Это снова я, - сказала Лиза, материализовавшись у входа в комбинат:
- А это магнезия, - указала она на упаковку с ампулами:
- Будем обворачивать.
- Будем…
Все подручные материалы находились тут же. Кусок пергамента заменил целофан, затем бинт, на него вылилось четыре ампулы магнезии. Все это наложилось на кошачье воспаленное брюшко, сначала перебинтовалось, а затем поместилось в бандаж, сооруженный из плотной ткани. Люська не сопротивлялась и даже начала урчать – это было высшей формой доверия. Действительно, Виктор три часа носил ее на руках, как младенца, к полуночи она отправилась восвояси – в мастерскую хозяина, а через несколько часов повязка спала и была снята. Через пару дней опухоль сошла, а вскоре заметили, что бока их подопечной стали снова округляться.
- Подгуляла… Я сама видела… Это ж надо – еще когда котята были, - сокрушалась дежурная.
- Природа – ничего не сделаешь, - кто-то оправдывал кошачье поведение.
А Василий все не возвращался… Правда несколько раз приходила его жена с дочерью.
«Такие милые», - отметила Лиза:
- А почему вы не возьмете кошку домой, - и тут Лиза вспомнила, как ее собственная кошка жила в офисе пару лет без права появления дома и поняла, что вопрос неуместен.
- Да она уже тут привыкла… робко ответила женщина.
«Как привыкла – так и отвыкла бы», - подумала Лиза. Осудить легче всего, это известно всем, и старалась к ситуации относиться нейтрально. Пошел внутренний диалог. Одна часть Лизы старалась оправдать хозяев Люськи, другая осуждала.
«Вот… Влезла в чужую жизнь и теперь всех строишь»…
«Если чужая жизнь у всех на виду – она уже не чужая. Может, это крик о помощи?»
«Если помощь – то без осуждения!»
«Согласна»…
В этот раз, уезжая, Лиза оставила Виктору, как доверенному лицу, сумму денег на операцию. Василий взял телефон ее знакомой, которая в свою очередь, должна была его свести с врачом-волонтером. Почему-то она была уверена, что в ее отсутствие все, как-то, сложится само собой. Но, не тут-то было. Войдя в фойе комбината, она увидела Виктора, и по выражению лица считала, что «нет». Из его помещения выплыла Люся с порядком округлившимися боками.
- Сказал, что сейчас ему не до нее.
- Так и проблемы у него из-за того, что слово не держит, - припечатала Лиза.
Прямо в дежурке она набрала Василия.
- Да, - через время ответил приглушенный голос.
- Это, извини, опять Лиза. Я, конечно, понимаю, что обстоятельства бывают сильнее, но, если ты не собираешься заниматься своей кошкой – это сделаем мы. Сейчас даем ей антиглистный препарат, и готовим к операции, телефон врача у меня есть.
- Я как раз с понедельника собирался этим заняться… Сейчас же выходные.
Лиза стушевалась:
- Извини за настойчивость, но мне твоя кошка уже снится… Возьми у Виктора денежку.
- Я все сделаю. Денег не надо. Не волнуйтесь.
- Пошли, Витя, гонять червячков, - обратилась Лиза к сидящему рядом ИО хозяина.
Делали они это не впервые. Витя держал Люську, которая особо и не сопротивлялась, а Лиза пыталась затолкнуть кусочки дробленной таблетки поглубже в горло, вливая воду из шприца.
- О ней можно книжку писать…
- Да. Только давай доведем тему до логического конца. Чтоб уже по факту…
Через пол часа в мастерскую Лизы постучали. Дверь была открыта и Лиза предложила войти. По трущейся о ногу гостя кошке она поняла, что это хозяин, причем любящий хозяин – молодой человек приятной наружности. Лиза даже как-то порадовалась за животное.
- Здравствуйте…
- Василий?
- Да, а Вы Лиза? Мне бы телефон врача.
Лиза тут же продиктовала телефон врача и они расстались.
- Удачи! – ободрила Лиза уходящего.
- Спасибо…
В этот раз Лиза уезжала с легкой душой. Теперь точно все будет в порядке… Вернувшись через пять дней, зайдя в комбинат и увидев тощее животное с выросшим животом, поняла, что воз и ныне там. Виктор печальными глазами смотрел на свою подопечную, говорить было не нужно. Собрав в кулак все эмоции, Лиза набрала Василия. На вызов долго не отвечали. Наконец!
- Извините, Вася, что опять езжу по ушам, но… что с операцией?
- Завтра утром везем… Уже время назначили.
- Хорошо.
Вечером Василий закрыл Люську до утра в мастерской поголодать перед операцией, все-таки взял отложенную сумму (для Лизы это стало радостью), а утром, как ей сообщили, вместе с женой подъехал на машине и забрал кошку.
- Будем надеяться…
Прошло три дня. У Лизы было занятие с ее тезкой психологом по профессии, беседа обещала быть интересной, рассуждали о счастье.
Зазвонил мобильный Лизы-художника.
- Кому это я понадобилась? – удивилась она.
- Здравствуйте, это Василий. Только что забрал Люсю из клиники. Все хорошо. Шрам заживает, повязку сняли. Сказали мазать мазью – уже помазал.
- Вы здесь?
- Да у себя…
- Я спущусь минут через двадцать.
- Хорошо.
- И это один из фрагментов счастья, - добавила она Лизе-психологу.
- Что, полный отчет?
- А, знаешь, я этому рада. В человеке проснулась ответственность за друга – и я первая, с кем он этим поделился.
- Так, все-таки, что для тебя счастье? – настаивала Лиза-психолог.
- Наверное, когда умирать не страшно. Ты прожил полнокровную жизнь, ни о чем не жалеешь и ничего не желаешь… Все, что тебе хотелось испытать – испытал. Всё, что хотел воплотить – воплотил. Но главное – полное доверие Высшей Силе в том плане, что ты понимаешь, что смерть лишь переход души из одного энергетического состояния в другое.
- Да, согласна… Отсутствие страха смерти – огромное достижение. Я ведь по роду своей профессии работаю с людьми не бедными, и в большинстве своем они глубоко несчастны.
- Может, не там ищут? Счастье, в смысле…
- Возможно…
Время занятия плавно подходило к концу. Женщины попрощались и Лиза отправилась в скульптурку повидать общую любимицу.
- Привет, - кивнула она Васе:
- А где наша героиня?
- Вот – на кресле, - указал он на место, где лежала Люська, вытянув свою красивую головку в сторону первой посетительницы. Не сопротивлялась, когда Лиза приподняла ее, чтобы взглянуть на шрам. В руку ткнулся мокрый носик кошки.
- Красавица, А теперь еще, как человек, станет…
- Она и была, как человек.
- Кроме тех моментов, когда инстинкты брали верх и она становилась неадекватна.
- Ну вот и хорошо… Я пошла…- попрощалась Лиза.
- Спасибо Вам…
- Это тебе спасибо.
Лиза не стала говорить Василию о том, что его Люська помогла им всем сдать экзамен на человечность. О «послании» Джека: «Будьте людьми». И о том, что хоть одна история о животных, на этой территории, наконец-то, будет со счастливым концом.
 
Форум » Наша творчiсть » Проза » Наталья алымова . ФОРА ИЛИ КОШКА ЛЮСЬКА
Сторінка 1 з 11
Пошук:

До нас заходили
Учасники: