Вітаємо Вас, Гость
[ Нові повідомлення · Участники · Правила форуму · Пошук · RSS ]
Сторінка 1 з 11
Форум » Творчicть наших друзiв » Сучасна проза » Н.Алымова. СЛЕПОК
Н.Алымова. СЛЕПОК
AvtorДата: Вівторок, 25.04.2017, 19:49 | Сообщение # 1
Offline
Генерал-полковник
Группа: Администраторы
Сообщений: 1566
Репутация: 0
Что случилось? Человек, ранее казавшийся тебе близким и почти родным становится невыносим, от общения с ним наступает депрессия, усталость, раздражение, сотрясающее все твое естество. Все становится предсказуемым – фразы, поступки, реакции, будто ты снова и снова в сюжете до боли знакомого спектакля с хорошо отработанной техникой игры. Иногда даже помогаешь собеседнику закончить фразу: «А сейчас последует жалоба на такого-то, потом сожаление об утраченных возможностях, какой-нибудь совет на втиснутую извне реплику, как правило, совершенно не в тему. В конце хвалебная ода себе столь несчастной, сколь собою любимой с упоминанием всех, кому ты в жизни помогла». Причину найти не сложно, для этого не нужно быть психологом. Чрезмерно тесное общение делает людей похожими. Отношения приобретают оттенок борьбы за власть, дележки трона между двумя правителями.
«Можно тронуться», - выходит из внутренних планов - это как раз тот самый случай. Нужно просто сползти с этой возвышенности, отодрав приросший к ней зад, и двигаться дальше, развязывая узлы тупиковых ситуаций. Нужна пауза, чтобы отойти подальше друг от друга и увидеть все глазами стороннего наблюдателя. Только затем можно попытаться перевести отношения на новый уровень.
Все, что созрело, обретает самостоятельный статус отторгается и начинает индивидуальную жизнь. Ответственность же на том, кто инициировал это отторжение. Поэтому, когда приходит время, он первым делает шаг к сближению. Новый уровень не предполагает наличия трона. В дружбе важна сама дружба – СВЯЗЬ душ, которые становятся ее проводниками. Игры в дочки-матери, ученика-наставника прекращаются, через незримые отверстия обветшалого кокона вытекает «нюшность с сиропностью» вместе с попытками присвоения и давления. Зрелые личности пытаются строить зрелые отношения. Обрести можно лишь то, что отдал, освободил, на что не имеешь ни влияния, ни прав.
Лиза даже не заметила, как невольно сошла с намеченной траектории рынок-метро, свернув к лоткам с книгами.
- Какого плана литература Вам нужна? - спросил продавец:
- Может о том, как разбогатеть?
- Я и так богата – хоть отбавляй… В смысле, я не о банковских счетах, и дворцов с яхтами мне пока не нужно.
- Тогда вот – как стать стервой…
- И в этой шкурке мы побывали…
- Как поправить здоровье, о благополучии и процветании…
- Стоп! В моем «нежном» возрасте есть только одно желание – никого не иметь самой и стараться, чтоб никто не имел тебя. При этом речь не об изоляции, а о жизни в социуме, о возможности здоровых отношений, о мудрости, что ли. Причем, и от книги не должно быть ощущения, что автор тебя «имеет».
- Это больше тогда о формировании личности.
- Может, и так.
- Возьмите Владимира Леви «Искусство быть собой». Книжке четверть века, но она хорошая.
- А посвежее?
- Возможно, есть и посвежее, но не у меня на распродаже.
- Иду с рынка, налички почти не осталось. Поэтому подошла к первому, кто встал на пути. Беру. 90 копеек, - прочла Лиза на задней стороне обложки.
- Надо же, сейчас за эти деньги разве коробок спичек купишь… Хорошо бы, чтобы и она сработала, как спички и помогла сжечь весь внутренний мусор.
- Удачи!
- Спасибо, Вам тоже.
Дома Лиза разгрузила свою ношу и, проходя мимо зеркала заметила, что пора заняться сединой. И вот она уже у монитора вся в творчестве до корней волос и с нанесенной на них краской. На голове полиэтиленовый пакет с ценником «Сахар-песок 3 кг. 39.90 грн.:
- Снова эти 90 копеек. Думай о хорошем. Послезавтра на дачу, на природу, в личную нирвану, от условностей к безусловным вещам, к разрешению неразрешенного…
Обычно самоуспокоением лечились тревожные сигналы, идущие из подсознания, как общее состояние беспокойства, пока не имеющее своего адресата. Ощущение, что пронизывающий внутренность ветерок – предвестник грозы, которая может пройти и стороной. Все зависит от тебя. Лиза представила, как чистит от веток и камней забившееся русло горной реки, стало легче. «Выходи на свой стержень. Учись сама принимать решения и брать за них ответственность. Я больше не хочу вторгаться своей грубой нелицеприятной правдой в хрупкий мир твоих иллюзий. Все говорено-переговорено до тошноты. Что-то сделано, что-то мимо. Это жизнь», - вела она мысленные диалоги с Верочкой, понимая, что несет ответственность за события двухгодичной давности. Конечно, она помнит этот день. Ей звонила Лика с просьбой поддержать молитвенно мать с новорожденным, у которого не открылись легкие. Лиза начала уходить внутрь. Вывела ее из этого состояния Верочка, спускающаяся по горке за их домом походкой топ-модели в игривом настроении. На ней было облегающее платье-секси чуть выше колена, до предела обнаженной грудью и распущенные длинные волосы растрепал ветер. Смеясь, она поведала, что своим видом ввела в ступор нескольких местных жителей, включая водителей, которые притормозили, чтобы «заценить» ее прелести. «Прямо, как твоя свекровь», - эта фраза сработала, как динамит. Лиза частенько в узком кругу пересказывала оду свекрови о своей былой красоте, от которой спасу не было в буквальном смысле. Автомобилисты притормаживали, чтобы познакомиться. Обычно рассказ был достаточно ироничен с отрезвляющей концовкой – в итоге не жизнь, а страдания. По мере повествования Верочки, она входила в ступор. Теплилась надежда, что ее активность во внутреннем становлении подопечной, все же, должно было иметь хоть какие-то результаты. Все-таки три ступени духовной школы, это вам не… Глуповато улыбнувшись, она ощутила, что ее встречный смешок больше походил на блеяние овцы, а еще трещину в грунте, как во время землетрясения, которая росла и углублялась каждую секунду. Ее выбросило в иное измерение. Имя ему НЕПРИНЯТИЕ.
«С меня довольно. Все. Ухожу на заслуженный отдых. Снимаю ответственность. Выталкиваю из насиженного гнезда – счастливого полета», - кричало все ее естество: «А может, это обычная зависть?», - хотелось поглубже разобрать причину такой неадекватной реакции на Верочку. Самая доступная возможность перепроверить – поставить себя на место человека: «Ты бы хотела быть ею? Нет. Мне и мною хорошо.» «Тогда обусловленность ожиданий – от общения ты ждешь каких-то результатов. Требовательность по отношению к кому-то высокомерием называется… Еще причиной вспыхнувшей агрессии может стать личная нереализованность. Ты книгу издать собиралась… Кажется? Вот и начинай…»
Когда вечером того же дня Верочка, по обыкновению, пришла на сверку, а скорее, излить душу, Лиза смотрела фильм «Перевал» об альпинисте-проводнике и уже была в сюжете с головой, когда услышала стук в окно. Прерываться на сюжет, знакомый до мелочей, ей совершенно не хотелось. Она приняла окончательное решение ПЕРЕВАЛИТЬ на новый уровень – «отлучить от груди» всех, кого успела на себя «присадить».
- Наверное, не смогу составить тебе компанию. Фильм увлек, не хочу прерываться. Извини.
С этого момента Лиза начала избегать общества Верочки. Ей было до неприличия комфортно: «Наверно, это не есть хорошо, но ощущение, что я из тяжеловоза превратилась в пегаса, ощутимо. Прямо начали расти крылья».
- Что у вас с Верочкой? – начали интересоваться знакомые, жалея то ее, то Верочку попеременно.
- Все нормально, экзамен сдается в полном одиночестве. Это временная отстраненность. Думаю, что всем пойдет на пользу. Пока человека не бросишь в воду, он плавать не научится – так и будет держаться за спасательный круг отношений, который давно сдулся.
Лиза совершенно не чувствовала себя виноватой. Даже на едкие реплики Павла ей было чем ответить.
- Что, избавляемся от неугодных? От тех, кто перестал подчиняться?
- А может, от тех, кому пора выходить в самостоятельное плавание? От повзрослевших? Зачем советчик тому, кто не слушает советов…
- А что, нельзя просто общаться? Только с позиции ученик-наставник?
- О чем??? Все говорено переговорено. Думаю, возвращение в отношения будет происходить естественным путем. Пока не отомрут старые привычки, не родится новое. Главное, что я совершенно не ощущаю своей вины – и это хороший знак.
- Тебе всегда было легко извиняться. Ты даже не замечаешь, как делаешь людям больно, легко обидеть человека, а вернуть трудно потом…
- На обиженных воду возят…
Был конец лета. Дачники разъезжались, прощаясь до следующего сезона. Когда в сознании Лизы вспыхивал образ Верочки, она желала ей мудрости, ставя в храме свечи за спасение ее души. Подразумевалось, что для этого самого спасения все средства хороши.
В майский заезд дача Романовых была пустой, прошел месяц. Причины никто не знал. Борис, муж Верочки, был человеком немногословным и скрытным:
- Будем в конце июля.
- Верочка в хирургии, щитовидка, - звонила Елена:
- Она почти не говорит, что-то с голосовыми связками, похоже, там все очень серьезно.
Лизу накрыл целый спектр чувств, начиная от сострадания, заканчивая чувством вины:
- Наверное, и я отчасти виновата. Вытолкнула птенчика, а тот повредил горлышко…
«Не слишком ли много ты на себя берешь? Ты что, Господь Бог? Иди и смотри», – отрезвил внутренний голос.
Позднее, убрав все заморочки, она ощутила, вдруг, какой огромный рывок сделала душа Верочки, протаскивая свою красивую «шкурку» сквозь игольное ушко выбора на новый уровень мышления.
С приездом Романовых их отношения возобновились. Лиза умело прерывала бесчисленные потоки описания последних событий фразой:
- Что нас не убило – сделало сильнее. Радуйся и будь благодарна.
Поскольку общаться Верочка не могла физически, жизнь сама установила меру «Не навреди». Отношения стали мягкими, ровными и умеренными. Лиза продолжала «держать подругу в своем сердце». Внутреннее родство выдумать нельзя. Оно либо есть, либо его нет. Закончился еще один дачный сезон. Приоритеты которого каждого повернули лицом к семье. При этом все в жизни обрело свою величину и форму. Когда главный не я (с позиции властелина) и не он (с позиции раба), а мы, и даже не столько мы сами, сколько мир, создаваемый нами каждый миг, ошибок быть просто не может.
Говорят, что друг – враг твоих недостатков. Во всем важна форма подачи. Как сказать, чтобы дошло? А если не понимать фразу буквально, и попробовать выйти на причину назревающего конфликта через собственные качества, не успевая пришить близкому человеку ярлык типа «тормоз или копуша»? Понять, что в поле сверхскоростного человека, часто бегущего впереди паровоза и при этом пытающегося вписаться во все повороты, заткнуть собой все дыры, по закону равновесия выживает только сверх- медлительность, приводящая общий фон в равновесие.
- Рядом со мной, наверное, так не легко, - грустно констатировала Вера, Лиза же ликовала от услышанного:
- Есть над чем работать?
- ...
В зеркало можно плюнуть, на худой конец разбить и купить новое. При этом мало что изменится. Ты в нем видел, видишь и будешь видеть только себя. Вера с Лизой открыли новый сезон их личного «сериала», название которого всякий раз менялось.
- Давай без фанатизма… Что «занадто» (чрезмерно) - то не здраво.
- Хорошо. Согласна, - сказала Вера, а на следующий день утром позвонила, спросив:
- Ты не хочешь пригласить меня на утренний кофе?
Лиза же, сказав «хочу», поняла, вдруг, что от тяжелых ощущений не осталось и следа. В голосе читались знакомые нотки Друга, который через Веру выходил на связь. Она улыбалась самой себе: «Может, им и вправду удастся сделать невозможное - стать не друзьями, а самой Дружбой?»
Встреча оказалась продуктивной. В результате у Павла появилась ученица – местная девчушка, дочь строителя, работающего у Романовых, которую нужно было подтянуть по части рисования. Алина хотела поступать в художественное училище. Позднее подошел Сергей – отец Алины и, когда речь зашла об оплате занятий, и они с Павлом решили, что ничего брать не будут, Сергей категорически воспротивился. Тогда взгляд Лизы упал на выбоины в цементном полу беседки.
- Услуга за услугу, - сказала она:
- Мы художники, а Вы строитель. Помогите нам с благоустройством беседки… Материалы за наши деньги, конечно.
- Годится.
- Посчитайте, во что нам это выльется по финансам и начнем совместное творчество…
- Хорошо.
Затем она принялась за вещи, оставшиеся от недавно ушедшей свекрови, привезенных на дачу. Три кресла и раскладной стол гармонично вошли в интерьер и экстерьер дома, заняв пустые места, будто ждавшие их прибытия. Они излучали теплоту воспоминаний. Думалось только о хорошем. Внимание привлекло верблюжье одеяло – невольный продолжение своей недавней хозяйки, согревающее ее измученное болями тело и не менее страдающую душу. Верблюжья тема в свете игольных ушек была близка, и новая хозяйка решила, что постирает его и станет им укрываться. «А заодно и попробую включится. Любая вещь – носитель информации. Поехали», - новоявленный экстрасенс засыпал в объятиях одеяла под гул растопленной печи. Верочка с дочерью спали в соседней комнате – в эту ночь были заморозки и они с Павлом предложили им переночевать у них. Похолодание не входило в планы семейства Романовых, переселившихся на веранду из-за ремонта в доме. Лиза сознанием перенеслась в иные реалии и отключилась. Мягкая волна перенесла ее в некое пространство
«Иван! Иван!», - Звал незнакомый голос. А она стояла в лавке скупщика, прижимая к груди семейные альбомы с фотографиями, ощущая себя Лидией.
- Мы это не возьмем – это не интересно, - раздался откуда-то из глубины голос, походивший на раскат грома.
Вдруг невидимые руки внесли в обозреваемое пространство нечто, наподобие мешка – мягкая упаковка, наполненная жидкостью. Его установили посередине и, все та же невидимая рука достала из него что-то наподобие посмертной маски. СЛЕПОК, похожий на греческую скульптуру. Спокойное умиротворенное лицо с правильными чертами.»
- ЭТО возьмем, - услышала Лиза и проснулась, учащенно дыша.
- Ничего себе... только слепок. А альбомные фото… Песнь «эго», влюбленного в себя, где лоснящиеся от радости «шкурки», доказывают сами себе и друг другу, что жизнь удалась, никому не интересны. Театр, театр, театр. Никто не желает быть запечатлен в моменты слабости, болезни и душевной муки. Даже содержимое упаковки – всего лишь околоплодные воды. Реален только Слепок – наше истинное лицо, то, что мы сумели взрастить в себе для «жизни будущего века». Питательная среда для старта в новом воплощении.
«Спасибо за очередной ликбез в вопросах высших ценностей.»
Слово «Слепок» не отпускало сознание: «Мы подражаем, отражаем, присаживаем на себя, как бы пытаясь закрепиться в сознании других людей, завоевать их мысли и чувства. Лепим из себя непонятно что вместо того, чтобы освобождаться от хлама представлений, становясь свободными. Отношения только тогда продуктивны, когда они выбивают из нас иллюзии – все остальное – попытка самоутверждения, когда ты пытаешься из другого слепить свое подобие.»
Какой слепок будет у освобожденной души? Скорее всего, его не будет вообще, только ощущение счастья и единства со всем сущим.
 
Форум » Творчicть наших друзiв » Сучасна проза » Н.Алымова. СЛЕПОК
Сторінка 1 з 11
Пошук:

До нас заходили
Учасники: